«Дарвинион»: 

тропой музыкальной интуиции

На отечественной фолк-сцене найдётся немного групп, которые выступают уже больше четверти века. И, пройдя столь длинный путь, «Дарвинион» как никогда полны сил и творческой энергии — постоянные выступления на многочисленных концертах и фестивалях, а также вышедшая в 2014 году первая студийная запись коллектива тому подтверждение. О том, как преобразилась сама группа и вся сцена за долгие годы, а также что коллектив готовит для поклонников в будущем, его участники рассказали нам в эксклюзивном интервью.

В первую очередь хотим поздравить гитариста группы Эндрю Макухина с 45-летием и пожелать нескончаемого вдохновения и море прекрасных эмоций! Как вообще относитесь к подобным праздникам и как предпочитаете их отмечать?

Эд: Все по-разному. Но концерты на день рождения Эндрю давно стали доброй традицией.

Маша: Каждый подобный праздник — это повод лишний раз встретиться с хорошими друзьями. Отмечать? Обязательно! Как и где—не играет роли. Главное—компания. 

Витя: Праздник — отличный повод повеселиться, особенно сейчас, когда гормон радости в дефиците, солнца-то нет! А лучший праздник — когда все

 друзья собираются в одном месте!

Катя: Ну а как ещё можно относиться к таким праздникам? Положительно, конечно. Покажите хоть одного человека, который будет относиться ко дню рождения с прискорбием (смеётся). А отмечать предпочитаем так: «Э-э-э-э-эх, гуляй, рванина!»

Эндрю: Премного благодарен за поздравления!

Праздники мы любим, тем более что некоторые по-своему уникальны. Если получается сделать концерт на «ДР», то серьезно к нему готовимся, выступаем, ну а после — традиционные посиделки, радость и веселье. Люди мы простые (улыбается).

Название группы происходит от перевода слов «Новая Земля» на эльфийский по словарю Дж. Р. Р. Толкина. Скажите, как творчество знаменитого писателя повлияло на музыкальную составляющую группы?

Эндрю: Музыка всё-таки пишется интуитивно в большей степени, но сама общая идея группы как какой-то сказочной и создающей свою особенную реальность возникла, конечно же, под влиянием светлых и добрых ощущений от прочитанного у Толкина, в том числе. Этот вопрос также было бы хорошо задать основательнице группы и автору большинства песен Юлии Пшеничной (Виктории).

В вашей музыке можно услышать как славянские фолк-мотивы, так и элементы классиче-  

ского рока в стиле The Beatles и Led Zeppelin. Можете дать совет другим музыкантам, как добиться равновесия в такой комбинации?  

Эд: Расширять кругозор, прислушиваться к другим участникам и больше экспериментировать — так и получается что-то интересное. А какая именно комбинация получится — тут уже всё от предпочтений зависит.

Маша: Самое главное—слушать и слышать друг друга. Если есть взаимопонимание между участниками группы, то музыка сама рождается.

Катя: Главное — правильно преподнести смешанное творчество публике, правильно составить сет-лист на выступление. Нам в каком-то плане проще, так как скрипка всё равно объединяет песни в один стилистический смысл.

Вадим: Надо много слушать дедушек рок-н-ролла и желательно джемить их песни на музыкальных тусовках...

Эндрю: Как говорят, лучший совет — это не давать советов. Лично я никогда музыку не вычислял, она либо приходит, либо нет. А вопросы влияний — они уже задним числом, как мне кажется. Как достичь равновесия? Наверное, чувствовать баланс в происходящем.

История «Дарвиниона» началась в далёком 1993 году. Как вы можете

охарактеризовать облик фолк-сцены тех времен, и насколько сильно он отличается от современного?  

Катя: До сих пор не могу поверить, что группа, в которой я пою, образовалась, когда мне было 3 года!!! Обалдеть… (улыбается)

Маша: Ха-ха! Мне было 10 лет (смеётся). В тот момент жизни я лазила по стройкам и прыгала с остановок. Всё, что связывало с музыкой — это музыкальная школа (улыбается). Хотя знакомиться с творчеством разных групп я начинала уже в то время, но это скорее был русский рок и гранж.

Эд: Я в те времена и не знал о существовании таковой. Тогда только начинал интересоваться рок-музыкой. Фолком заинтересовался значительно позже.

Эндрю: Вряд ли «Дарвинион», каким он был в 90-х годах, относился к фолк-сцене. В то время мы, по сути, учились играть, делали квартирники для друзей и изредка выступали в неформальных клубах. Что касается общей ситуации — то, насколько я помню, в 90-е фолком считалась только аутентичная народная музыка, а вот ближе к двухтысячным и далее в фолк пришло авторское творчество. Тяготение же к фолку как к главной музыкальной составляющей у «Дарвиниона» началось примерно тогда же, и абсолютно точно — под впечатлением от музыки и концертов Blackmore's Night.



До середины двухтысячных группа занималась в основном концертной деятельностью. Какие самые яркие впечатления из жизни коллектива в этот период у вас сохранились?

Вадим: Все концерты «Дарвиниона» — яркие события для меня.

Эндрю: Поскольку из того состава ныне музыкально действую только я, то скажу точно: концерты в московском клубе «Форпост» совместно с питерскими легендами. Один в 2000 году с «Вермишель Оркестра», второй — с группой «Тамбурин» в 2003. Для нас, группы, привыкшей на тот момент играть в режиме «для своих»,— это был безусловный прорыв. И зал принимал хорошо.

В 2007 году, по словам Эндрю, группа обрела второе рождение: появились студийные демо-записи, а состав был значительно изменен. Каково было чувствовать, что группа, спустя 14 лет существования, сумела сделать такой важный шаг вперёд?

Эндрю: По сути, хотелось просто зафиксировать старые любимые песни в записи, но так получилось, что пока записывались — из старого состава почти никого не осталось в группе, но буквально за первые два—три месяца 2007 года нашлись новые люди, готовые уделять музыке достаточное время, чтобы вместе двигаться с ней по жизни. А основное чувство было — «наконец-то!» (улыбается).

Также в этом году группу покинула  

основательница коллектива — певица и автор песен Юлия Пшеничная (Виктория). Однако она продолжила при этом сочинять материал. Скажите, услышат ли поклонники новые песни авторства Виктории в будущем?

Эд: Да, услышат. У нас в разработке находится несколько песен на её стихи.

Витя: Шеф меня озадачил написать песню. Он, может, это не всерьёз, но мне запало. И, думаю, я разрожусь (смеётся).

Эндрю: Добавлю к сказанному Эдом, что и старые песни Виктории, которые сейчас выпали из репертуара, тоже не брошены, а ждут своего часа для воплощения. Виктория уникальна тем, что может несколько лет не сочинять вообще ничего, а потом спонтанно выдать нечто, от чего мурашки по коже. Думаю, что это не раз ещё произойдёт.

Дебютный альбом, название которого — «Апрель»—было придумано Викторией ещё в самом начале долгого существования группы, увидел свет в 2014 году и был тепло встречен критиками и публикой. Насколько сильно отличается концепция музыки на этой записи от изначальной, с учётом всего опыта, полученного в рамках «Дарвиниона» за все эти годы?

Маша: На самом деле, Дарвинион я услышала году в 2008, и тогда это было что-то фолк-бар-

довское, мягкое(на мой взгляд). Когда вышел «Апрель», мне казалось: «У-у-ух! Как утяжелились-то!». Кто знал, что в итоге мы придём к тому звуку, который сейчас?

Эд: Довольно сильно. Когда я пришёл в группу, то ни о каком электрическом звучании речи не шло. Однако со временем пришли к тому, что можно услышать на альбоме. Но останавливаться на достигнутом не собираемся.

Эндрю: Я не думаю, что вообще речь идет о какой-либо концепции. Ищем на ощупь и стараемся выдавать то, что наиболее удачно сделано,— вот как-то так. Дело в том, что когда группа только начиналась — это было такое хипповство. По сути, хотели чего-то доброго и светлого, но не совсем понимали, чего именно. Сейчас, конечно же, в музыкальном плане всё стало детальнее и продуманнее. Отличие, наверное, не в концепции, а в уровне владения музыкальным языком. Ну и со взаимопониманием внутри группы совершенно разные ситуации — тогда и сейчас. «Опыт, сын ошибок трудных» (улыбается).

«Дарвинион» популярны в том числе и у байкеров — вы выступаете в байк-клубах, а песни коллектива играют на байкерских радиостанциях. 

 Как вы думаете, в чём секрет успеха фолк-музыки у любителей «железных коней»?  

Катя: Видимо, романтика байк-движения переплетается с романтикой нашей и фолк-музыки в целом. Задор и хулиганство в умеренных дозах присутствует и там, и там.

Маша: Наверное, они с виду такие серьёзные, а на самом деле белые и пушистые.

Витя: Фолк несёт в себе мотивы из средневековья, времён Робина Худа (он именно Худ — капюшон) и Эндрю тоже часто в капюшоне (улыбается). От этого времени у меня лично ощущения единения с природой и свободы, которую если добыл — то держи её, не потеряй! Железные кони тоже о свободе. Я думаю, в этом соль.

Вадим: Я раньше играл в известной байкерским клубам рок-группе и предложил в Дарвинионе показаться моим друзьям из байк-клубов на их вечеринках. Мы понравились.

Эндрю: По-моему, дело в какой-то «свойскости», если так можно выразиться (от выражения «по-свойски»), или другими словами — в душевной теплоте. Ну и пиво не последнюю роль играет (смеётся).





Сейчас вы ведёте активную концертную деятельность — в том числе третий год подряд играете на фестивале Folk Summer Fest. Изменилось ли отношение посетителей фестиваля к группе за это время?

Эд: Да. Мне кажется, приём стал более тёплым.

Катя: А вот это, думаю, надо спросить у самих посетителей(улыбается). Насчёт изменений ничего не могу сказать, но явно после феста слушателей и ценителей нашего творчества прибавилось.

Маша: Мне кажется, этот вопрос адресован к аудитории больше. Но принимают нас тепло и весело, за что им большое спасибо!

Эндрю: Что стали узнаваемей— это факт. Отношение к группе? По-моему, кому нужно — те и слушают, кому не нужно — слушают ещё кого-то. Но, да, первых сейчас становится больше, и это не может не радовать. Со многими из них становимся добрыми приятелями, кстати (улыбается).

Вы делили сцену со многими группами, которые впоследствии стали грандами жанра. Видите ли вы подобные задатки у молодых коллективов? Можете назвать какие-либо из них?

Эндрю: Кого-то не назовёшь, и ещё обидятся (улыбается). Ну, а если серьёзно, то повышение статуса не всегда зависит от самих музыкантов, от обстоятельств очень 

много зависит. Поэтому сложно что-либо говорить на эту тему.   

Несмотря на то, что в официальной дискографии «Дарвиниона» пока всего один релиз, материала у группы намного больше. Планируете ли вы запись второго полноформатника?

Эд: Не просто планируем — работа над альбомом идёт. Следите за новостями. Скажу только, что он будет заметно отличаться от дебютного.

Катя: Да-а-а-а-а-а… конечно (улыбается)! Как раз сейчас трудимся над вторым детищем!

Вадим: Как правило, у всех групп начинается запись альбома с бит-фундамента. К моему удивлению, мы с Эндрю за шесть часов умудрились записать все партии барабанов ко второму альбому группы нынешнего состава.

Витя: Да, конечно! Мы активно готовим новый материал, аранжируем старые задумки! Иногда получается совсем неожиданный результат (улыбается).

Маша: Обязательно! Мы активно над этим работаем и получаем от этого огромное удовольствие.

Эндрю: Ещё полгода примерно нашей активнейшей работы — и вы его услышите (улыбается).

Текст: Павел Михеев

Фото: Александр Новиков




Перепечатано из журнала "EQ-Journal" № 19, скачать журнал здесь